Посттравматические стрессовые расстройства, пути и средства купирования

Предыдущая35363738394041424344454647484950Следующая

Проблема психологических травм и их последствий является особо актуальной для практической деятельности войск, в особенности в связи с усилением стрессогенности общих условий жизнедеятельности в современных условиях. Очень долго в нашей психологии из-за недостатка информации о трагических событиях и наличии социального заказа на психологические разработки только о положительных проявлениях психики военного человека в экстремальных условиях проблемы негативных психологических последствий не существовало.

Хронический стресс особых условий деятельности военного специалиста, проникающее в глубины психики воздействия факторов боя, длительность воздействий, личная трагическая значимость событий, невозможность уклониться от них, неотвратимость личного участия в связи с профессиональным предназначением и т.п.- все это ведет к значительному снижению психологической устойчивости, закономерной цикличности накопления и проявления боевого истощения, изменениям в психосамотической деятельности организма, ослаблению боеспособности, немедленным и отсроченным психогенным реакциям.

По мнению американских военных специалистов, во второй мировой войне только 25 процентов военнослужащих наземных войск США эффективно боевые действия. После окончания боевых действий в Ливане почти у 50% американских военнослужащих наблюдались тяжелые психические расстройства.[149]

По результатам исследований, в ходе войны на Европейском театре от 25 до 50 процентов военнослужащих потеряют боеспособность в результате психологического стресса.[150]

Исследования в ходе выполнения боевых задач личным составом подразделений воздушно- десантных войск показывают, что 23 процента военнослужащих испытывают постоянную тревогу перед боевыми действиями, угнетающее влияющую на психику и боевую подготовленность. 48 процентов военнослужащих в ходе боевых задач безконтрольно отдавали самоприказ: «Все! Я не выдержу» (Подавляющее большинство из этого числа военнослужащих - из боевых подразделений, старше 25 лет, неоднократно принимавшие участие в боях или не выполняющие задачи по второму сроку, имевшие ранения или контузии с лечением в медицинском подразделении); 28 процентов испытывали в ходе боевых действий из-за боевого истощения полное безразличие к своей жизни; 34 процента к концу службы в работе боевых действий приходили к выводу, что их психика полностью расстроена.[151]

После участия в боевых действиях в обычной жизнедеятельности 66,7 процента военнослужащих отмечают у себя по самооценке повышение ситуативной агрессивности, в первую очередь импульсивной, без видимых объективных причин; 58 процентов имеют проблемы с нервами, легко возбудимыми; 52,3 процента имеют серьезные проблемы со здоровьем, затрудняющие даже обычную жизнедеятельность; 35 процентов офицерского состава и батальонного звеньев только после боевых действий осознали и сделали для себя вывод, что получили в ходе боев боевую психическую травму, изменившую их психику и физическое здоровье, трансформировавшую личность; 19 процентов офицеров получили не боевую психическую травму. (По приведенным цифрам среди офицерского состава боевых подразделений- 50% имели ранения, награждены 2-3 боевыми наградами, более 20% участвовали в двух и более войнах).[152]



Таким образом, стрессогенные факторы военной службы реальны и имеют по проявлениям как немедленные реакции психики на стресс стенического и астенического вида, так и отсроченные во времени. Многократное воздействие, длительное воздействие даже незначительных по силе стрессовых факторов приводит к боевому утомлению и истощению, снижению психофункциональности человека в экстремальных (предэкстремальных) условиях. Запороговые воздействия сильных раздражителей даже без наличия боевого истощения способны вызвать боевой шок, кратковременно или длительно выводящей военнослужащего из строя.

Одним из наиболее важных факторов психологического срыва является накопившийся стресс. Боевой стресс современными исследованиями рассматривается, как обязательный фактор современного боя, распространяющийся на всех военнослужащих, независимо от человеческой воли, прямого или косвенного участия в боевых действиях, подготовленности и интенсивности боевых условий, а также имеет место в ходе тактических учений в мирное время. От трех до восьми процентов военнослужащих подвержены острому стрессу в условиях обычной жизнедеятельности войск из-за объективных специфических армейских условий, аккумулированных на индивидуально - психологических особенностях личности. Первичные психические аномалии появляются на этапе отмобилизования, формирования и развертывания войск в преддверии боевого применения. Аномалии составляют в среднем от 0,67 до 1 процента от численности состава подразделения при условии, если подразделение является укомплектованным и слаженным в боевом отношении до периода выхода 8 район ожидания (получения боевого приказа), иначе цифра первичных психических отклонений среди личного состава- выше.

Острый или хронический стресс, которому подвержены военнослужащие, чаще всего временно вытесняется или замещается с помощью адаптивно-защищенных механизмов психосоматического уровня. Этим объясняются закономерности поведенческих реакций военнослужащих на боевой стресс, а также временные закономерности проявления высокой или низкой психологической устойчивости военнослужащих в зависимости от продолжительности нахождения в зоне воздействия боевого стресса.

Строго доказано исследователям, что на психическом, физиологическом и биохимическом уровнях функционирования человека происходят под воздействием острого или хронического стресса необратимые изменения, оказывающие воздействия в целом на личность.

Эти изменения в зависимости от объективных условий и субъективных причин имеют разный по времени, но обязательный латанный (скрытый) период. Проще говоря, если человек пережил острый и хронический стресс (в особенности личностно-трагическозначимого характера, а таковым является участие человека в войне, боевых действиях), то рано или поздно, через год или десять, через пять или двадцать пять лет, но этот вытесненный на время стресс личной значимости все равно проявится, обязательно « догонит « человека. В этом и состоит страшная, но необходимая правда о посттравматических стрессовых расстройствах (нарушениях), т.е. расстройствах, наступающих после травматических стрессовых событий жизни человека.

В ходе исследований зарубежных и отечественных психологов, психиатров стало очевидным, что развивающееся у участников боевых действий состояние очень специфично, нуждается в своей классификации. С течением времени оно не только не исчезает, а проявляется внезапно на фоне общего благополучия с нарастанием интенсивности. Обычные методы диагностики и лечения (купирования проявлений) не подходят или дают слабые результаты. Одной из особенностей посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) является также аккумуляция стрессогенных факторов травматического характера гражданской жизни и боевых стрессовых факторов при наличии существенных различий ПТСР общегражданской жизни и психических последствий боевого стресса.

Острое состояние травматического стресса переживания травмирующие ситуации испытывают в течении некоторого времени (от нескольких дней до месяца), после чего большинство людей приходят в обычное для них состояние. Однако воздействие пережитого стресса продолжает оказывать давление на психосоматическую сферу людей, переходит в состояние посттравматического стресса, дезадаптируя психическую, соматическую сферу личности и видоизменяя духовные ценности. Неопределенная отсроченность возникновения ПТСР имеет индивидуальные механизмы запуска травматического образа с общими закономерностями протекания и выхода из состояния ПТСР, к которым относятся и необратимые явления (изменения личности под воздействием алкоголя и наркотиков, суициды, повышенный травматизм с летальным исходом и т.п.). Индивидуальный спектр травматических реакций человека определяет содержательную сторону травматического стресса.

Комплекс симптомов, вызванных воздействием на психику человека различных стрессовых факторов, как правило, выходящих за рамки обычного человеческого опыта, называется синдромом посттравматических стрессовых нарушений (расстройств). Это психофизиологическое состояние человека как ответная реакция в том числе отсроченная, на травматическое воздействие внешней среды. Некоторые авторы определяют ПТСР как обычную реакцию человека на необычные условия жизнедеятельности.

Рассмотрим подробнее клинику проявлений и диагностику ПТСР.

1. Наличие в жизни события, выходящего за рамки обычного человеческого опыта.

При диагностике важно выделение травматического образа. Механизм замещения (вытеснения) травмирующих событий в основном не позволяет самому человеку с ПТСР определить реальный травмирующий фактор .

Наличие в жизненном опыте человека события, для большинства людей являющегося травмирующим фактором, позволяет включить человека в группу риска по возникновению ПТСР

2. Регулярное возвращение психики человека к переживаниям, связанным с травмировавшими ее событиям.

Переживания носят навязчивый характер, повторяются постоянно, вызывают неприятные эмоциональные воспоминания с прогрессирующим вербальным негативизмом настоящего времени. Наличие фантазийного фона при перессказе травмировавших событий- невозможность детально на всех уровнях восприятия восстановить травмировавшую ситуацию (психологонная амнезия). Вспышки внешне необоснованных негативных эмоциональных состояний, прогрессирующие и все более интенсивные. В острых фазах ПТСР склонность к аутоагрессии, уединению, нарушения коммуникативной сферы: Воскрешение в памяти различных аспектов травмировавших событий- внезапное, немотивированное, как удар (эффект «вспышки"). Чаще всего справоцировано какими-либо событиями, сходными или ассоциирующимися с травматическими факторами, обстоятельствами. Механизм запуска может носить ассоциативно- подсознательный характер.

3. Постоянно повторяющиеся сны и ночные кошмары, связанные с травмировавшими событиями. Как правило, это 1-2 ситуации, незначительно по деталям отличающиеся от сновидения к сновидению. Связаны с угрозой жизни. Одно из самых сильных впечатлений- невозможность предотвратить реально воспринимаемую во сне угрозу жизни (мышечная слабость во сне) - передернуть затвор, нажать на спусковой крючок, вытащить нож, убегать, и т.п. Напряжение психики и мышц в момент пробуждения, ощущение панической безисходности и неотвратимости беды создают состояние кошмара, быстро истощающие психику и углубляющее процесс психосоматических негативных изменений в организме.

Военные ПТСР доминируют в создаваемых психикой образах даже в случаях интеграции военных и общегражданских ПТСР .

Травмирующие сны и ночные кошмары сочетаются с другими видами нарушений сна.

4. Устойчивое стремление человека избежать или « блокировать « все, что хотя бы отдаленно напоминает ему о травмах.

Сочетание стремления к возвращению психики к травмировавшим переживаниям и устойчивое избежание их приводит к состоянию амбивалентности, усиливающее внутренний дискомфорт и субдепрессивность поведенческих реакций. Амбивалентность является причиной отказа от любимого хобби (до травмособытия), смены видов деятельности и мест работы, проживания. Это не состояние вкуса с высоким негативизмом является причиной крайней необязательности человека с ПТСР в общении и профессиональной деятельности. Характерна эмоциональная блокада, воспринимаемая окружающими, как большое спокойствие, выдержка, эмоциональная уравновешенность. На самом деле это защитный тип поведения, называемый « оцепенением «.

Возникает чувство отчужденности, изолирования от всех окружающих, усиливающиеся имеющее место нарушениями в общении, в том числе с близкими- женой детьми, друзьями, родителями. В отношениях превалируют резкость или негативизм, злой сарказм, повышенная требовательность, демонстрируется резкий разрыв отношений. Во взаимоотношениях с близкими людьми чередование вспышки любви и заботы с отторжением, эмоциональной невосприимчивостью.

Со временем данный стиль поведения в общении все более закрепляется.

Ощущение «укороченного» будущего, «отсутствия завтрашнего дня».

5. Устойчивые симптомы, отражающие преобладание процессов возбуждения над торможением и появившиеся после травмы. Характеризуются: нарушениями сна; повышенной раздражительностью и гневливостью; затруднениями внимания, памяти, ситуативной рассеянностью; гипертрофированной бдительностью в обычной жизнедеятельности; немотивированной склонности к риску и быстрой психофизической истощаемостью при его прохождении; гипертрофированной стартовой реакцией на внезапный раздражитель; высокий уровень физиологической реактивности на события, ассоциативно сходные с травмировавшими.

По мнению зарубежных психологов для диагностики ПТСР необходимо наличие не менее двух из перечисленных симптомов, отражающих повышенный уровень возбудимости.

6. Повышенная способность появления алкогольной или наркотической зависимости.

Вышеперечисленные симптомы создают благоприятную почву для алкогонизации или наркотизации организма, причем это происходит более незаметно и глубоко для страдающего ПТСР. К примеру, алкогольная зависимость организма появляется у страдающих ПТСР за 4-5 недель, что в 10-12 раз выше, чем у человека без наличия посттравматических стрессовых расстройств.

7. Реален очень большой процент сексуальных расстройств различного характера на психологической почве в сочетании с быстрой физиологической истощаемостью организма под воздействием симптомов ПТСР.

8. Чувство вины. Оно, как правило связано с травматическими событиями, переносится на обычную жизнедеятельность. Психологически « размывает « социально значимый « Я - образ «, создает ощущение внутренней уязвимости и ущербности. Вербально часто выражается в самоучении, что является скрытой формой повышенной потребности в подтверждении значимости самой личности, своего « Я «. Самоунижение может сочетаться с хвастовством, аналогичными примерами собственной значимости.


4219099807077304.html
4219161199077515.html
    PR.RU™